6.jpg


Сакен ХУСАИНОВ: «Осторожно, скамейки!..»

Председатель правления Омского отделения Союза архитекторов России – о благоустройстве Омска сейчас и несколько лет назад.

Статья «Ах, Алексей Иванович...» потребовала своего продолжения, детализации некоторых аспектов реализованного деяния для омичей. Хочу напомнить себе и горожанам времена недавние, но памятные тем, как решался вопрос благоустройства при Мэре В.Ф. ШРЕЙДЕРЕ. Выбирались участки, институтами города выполнялись проекты, проходили различные согласования. Реализацию предлагали проверенным фирмам Омска, с солидным опытом сопровождения строительства. Важным аспектом было и то, что работы финансировались городским бюджетом. Пресловутой национальной программы (этакой бесхозной халявы сегодняшнего дня) не было. Не знали кнопочного голосования и другой лабуды современности.

За весь город не скажу, но в 2011-м нашей мастерской было поручено проектирование объектов на территории Омской крепости и прилегающего Воскресенского сквера. В список работ вошли также воссоздание Омских ворот и восстановление Иртышских ворот, Денежной кладовой. Особая благодарность за доверие тогда Гендиректору института «Омскгражданпроект» И.Н. ЛЮБЧИЧУ. Это была прекрасная школа работы «с землей», с историческими документами прошлого Омска. Рабочие совещания бывали и в семьутра, и к вечеру, сам же ежедневно совершал обход поздним вечером после работы. Иногда видел, как Мэр в одиночку объезжал площадки, никто не мешал сосредоточиться. Все работали. Контроль вели и инженеры Департамента строительства, в течение дня не раз замеряли выполнение, вели фотофиксацию этапов. Вместе, по ходу работ вносили необходимые уточнения, предлагая иногда неожиданные решения, всегда возникающие в процессе созидания. Таким поворотом ситуации считаю отмену ограждения со столбами и чугунными решетками напротив органного зала. Решение не казалось очевидным, но после переноса остановки транспорта и планировки территории ландшафтное продолжение участка стало предпочтительней. Здесь подчеркну участие тогда главного архитектора А.Г. ТИЛЯ. После некоторого раздумья согласились на такой шаг.

Уже осенью в институт зачастили подрядчики с просьбами и доводами, чтобы утвердить окончательные объёмы работ. А у меня свои фотоматериалы и заметки, зарубки и ответственность перед Мэром на будущее. Именно подрядчики «бегали» в Администрацию, не как сегодня – наоборот, когда в судах решают споры после исполнения тупых бюджетных правил. Ушлые подрядчики вымораживают деньги, строят из дерьмовых материалов, без гарантии типа гарантированного качества. Интересно другое: подписываются акты об исполнении услуг под напором кураторов по жалобам победителя конкурса – честного коммерсанта! Складывается впечатление, что всем «трын-трава» за потраченные средства центрального бюджета. Возможно, немного сгущаю, но не слишком.

Для укладки тротуаров в 2011-м применяли бетонные двухкомпонентные блоки из песка и цемента, со степенью морозостойкости для Сибири. Сегодня центральные улицы вымощены изделиями с песком, глиной, другими примесями к некоторому количеству цемента и пигмента. И «с пылу-жару» кладутся на городские тротуары. После первого дождя известковые включения «отстреливаются». Площадь покрытия затем напоминает пейзаж обстрелов Белгорода в сегодняшние дни. Уверен, не стыдно, господам, наблюдая ужимки всех частей тела зомби системы. Пошло и противно...

Вернёмся к заглавию статьи, к оборудованию для сквера на Фрунзе. Уже после исчезновения уродливых урн поинтересовался состоянием скамеек. Тактильные ощущения опасности осенью прошлого года никуда не делись. Возможно кто-то уже выматерился, получив занозу имени «заботливого города». Я же опробовал их на изгиб, не нашёл средней для двухметрового пролета стойки. Можете проверить – прогиб серьёзный. Скамейки, которые сварганили для нашего сквера в каком-то из гаражей страны, не имеют ничего общего с заявленным приложением – рисунком. Кстати, там определены три стойки (посередине – тоже). Следующий казус производителя – это то, что в большинстве изделий тонкие бруски прикручены «плашмя», на других – «на торец». Видимо разные бригады совершали творчество для горожан.

Почти анекдот из современной истории. Когда падали ракеты, искали «гаражи активных инженеров», организовавших производство деталей. Помню и про универсальный молоток, которым устанавливали некондицию. Мир хихикал над руководителем Роскосмоса... Над кем смеяться сейчас, когда не до смеха? Наверняка за эту халтуру заплатили полным рублём. Подрядчик уже тю-тю, по судам «пыль глотать», кто будет? Остался только вечный Пушкин! Возможно, выпишут новые скамейки, по торгам с неизвестным результатом!

С теплотой вспоминаю работу в команде профессионалов. Кого научил, сам учился. Не встречал равнодушных: спорили, орали для дела, находили решения. Что с нами случилось? На кой ляд столько процедур для ответственно безответственных. И мы хотим, чтобы нас уважали. Ни совести, ни Бога не осталось ныне! Это всё что приходит на ум при виде демонстративного наплевательства. Хорошо, бумага терпит моё отчаяние. Безразличны мне ваши галстуки, глаженые юбки в кабинетах, когда нет результата. Этому учат в управленческих школах, на тренингах в Сколково, всяких там... Лидеров? Ответьте за скамейки, господа на отчетах и правильных селфи с геолокацией!

А пока, пожалуйста, мои родные омичи, осторожно на скамейках (лавочках) в сквере имени Генпрокурора России А.И. Казанника. Нынешних прокуроров тоже касается (при форме или «по гражданке»). Не обязательно ждать знаменитого: нету тела – нету дела.

Источник: https://kvnews.ru/news-feed/saken-husainov-ostorozhno-skameyki

Яндекс.Метрика