11.jpg


К трагедии в Кемерово. Взгляд архитектора.

Страшная трагедия в Кемерово потрясла страну, всех россиян. Невозможно измерить величину горя родителей, потерявших детей.

Но, как не цинично в дни траура это прозвучит, это далеко не последняя трагедия в нашей стране. Без коренного реформирования проектно-строительного комплекса, служб эксплуатации, надзорных органов и органов управления мы будем постоянно сталкиваться с техногенными катастрофами, с потерями человеческих жизней.

Последние события показали, что некомпетентность, непрофессионализм, безответственность, зачастую, обеспеченные коррумпированностью государственных и муниципальных структур, стали отличительными трендами нашего времени.

Нет сомнения, что глубокое расследование случившегося определит (как это бывает в большинстве масштабных трагедий) комплексные причины происшедшего: ошибки при проектировании, проведении реконструкции и перепланировок, эксплуатации здания, незаконные схемы получения разрешительных документов на строительство и ввод в эксплуатацию, бездействие и халатность контролирующих органов и т.п. Проблема заключается в том, что эти ошибки и бездействие носят не случайный (это предотвратить невозможно), а глубоко системный характер.

Рассмотрим современный проектно-строительный комплекс (ограничимся гражданским строительством – жилые, административные, зрелищные, торговые, медицинские, спортивные здания и сооружения – о промышленном строительстве нам сложно говорить, т.к. не являемся специалистами в этой области). За более чем 25 лет капитализма в России, в этой сфере так и не сформировались цивилизованные рыночные отношения, господствует нечестная конкуренция, превалируют непрозрачные схемы финансирования и коррупционные взаимосвязи участников строительного комплекса и представителей государственного и муниципального управления.

Как бы заботясь о выравнивании конкурентных условий, государство раскрыло рынок проектирования и строительства для огромной массы случайных компаний, преследующих единственную цель – получение прибыли – без предоставления качественного товара, без зарабатывания реноме, без соблюдения норм безопасности. Сейчас, чтобы осуществлять, например, проектную деятельность необходимо только получение допуска СРО (саморегулируемой организации проектировщиков). Т. е. нужно просто заплатить деньги и подать формальные документы. Действует экстерриториальный принцип, при котором организация может вступить в любую СРО на территории России. Каждую неделю мы получаем на электронную почту предложения о вступлении в СРО от иногородних организаций, причём, кроме льготных финансовых условий (рассрочка либо уменьшение платежей), они готовы предоставить полный пакет документов для вступления, т.е. списочный состав специалистов, прохождение повышения квалификации и т.д. Поэтому зачастую, на рынке проектирования работают юристы, земельщики, экономисты, а то и вовсе люди без образования. Профессиональным компаниям конкурировать с подобными «специалистами» довольно сложно, т.к. они с трудом представляют сложности и ответственность решений конкретного проекта. А заказчик объекта (включая государство) в большинстве случаев ориентируется на минимальную стоимость проектирования. О каком качестве проекта в этом случае можно говорить? Добавьте к этому наличие, кроме государственной, частной экспертизы, которая, получив оплату и имея коммерческую заинтересованность, рано или поздно выдаст положительное заключение, позволяющее получить разрешение на строительство. И ещё,- на экспертизу подаётся не рабочая документация, по которой строитель обязан построить объект, а стадия «Проектная документация» (40% от общего

объёма проектирования), где проработаны основные решения (архитектурные, конструктивные, инженерные), но в то же время, многое даётся в описательной форме (та же отделка путей эвакуации и зальных помещений, типы дверей, подвесные потолки, многие инженерные решения). Подразумевается, что после получения разрешения на строительство, строительная организация сама может разработать рабочую документацию «под себя».

Что касается надзора за строительством. Авторский надзор ( контроль над соблюдением проекта со стороны проектной организации) на сегодня необязателен, т.е. проводится по решению застройщика. Технический надзор, при совмещении функций заказчика и застройщика в одном лице (чаще всего при строительстве жилых зданий), как правило, аффилирован с застройщиком. Государственный архитектурно-строительный надзор (выведенный из департаментов архитектуры и градостроительства) появляется только при приёмке объекта в эксплуатацию и не имеет возможности проверить качество применяемых материалов, конструкций и оборудования – проверка в основном документальная. МЧС (пожарная безопасность) сегодня вообще не участвует в приёмке – может прийти с проверкой через какое-то время (3 года), за которое с некачественно построенным объектом может случиться всё что угодно. Мы не хотим сказать, что ситуация только такая мрачная. Допускаем, что добросовестных и ответственных проектных и строительных компаний на рынке большинство. Но ведь для трагедии достаточно одного объекта на тысячи и если трагедию можно предотвратить, то это нужно делать.

Часто можно услышать: при пожаре не сработала сигнализация, дымоудаление, пожаротушение, блокировка вентиляционных систем, лифтов и наоборот, разблокирование эвакуационных выходов. Всё это оборудование должно предотвращать человеческие жертвы и распространение огня и дыма. Современное, тем более, общественное, многофункциональное здание – это объекты со сложнейшей инженерной инфраструктурой, в которой не может быть «слабого звена» - нарушение работы любого элемента (кабеля, задвижки, автоматической системы) может привести к непоправимым последствиям. Кроме качественного и ответственного строительства эти здания требуют профессионального управления и эксплуатации. Да, заключаются договоры со специализированными фирмами, которые должны проводить тестирование систем, своевременный контроль и замену оборудования, тренинги и обучение персонала. Всё это серьёзные капиталовложения. И очень часто, особенно в регионах, владельцы, арендаторы (заказчики), может и не со злого умысла, экономят, на чём возможно – там вместо шведского оборудования поставили китайское или отечественное без современного уровня автоматики, там сократили ставку технического директора и инженерного работника, там закупили вместо дорогого несгораемого материала горючую облицовку. И потом имеем то, что имеем. Причин экономии собственников на строительстве и эксплуатации очень много, не только «жажда наживы». Зачастую, затраты, которые нужно понести ещё до начала строительства, сравнимы со стоимостью строительства – проектирование, экспертиза, грабительское получение технических условий (до сотен миллионов), «решение вопросов» (взятки) и т.п. Это предмет отдельного исследования. Но то что, компетенция заказчиков в строительных вопросах крайне мала (почти полностью исчезла структура ОКСов -отдел капитального строительства, которые могли профессионально формулировать техническое задание и контролировать процесс строительства от начала до конца) – факт очевидный. И подходя только с коммерческим интересом к строительству, заказчик с трудом понимает, почему он должен делать те или иные вещи, прописанные в нормативах – а может быть дешевле будет «решить проблему»?

Отдельная тема – современные нормативы в области безопасности. Да, большинство из них , что называется, «написаны кровью», но в то же время есть масса норм, противоречащих друг другу, избыточных и коррупциогенных, т.е. зависящих от решения контролирущего органа. Свод правил по многофункциональным зданиям появился только в 2017 году, естественно, то, что

проектировалось до этого, сложно подчинялась действующим нормативам. Особенно при реконструкции и реновации существующих зданий.

Что касается контроля за строительством и эксплуатацией объектов. Нужно признать, что в нашем советском прошлом эта система была выстроена и работала довольно качественно. Сегодня это ГАСН (госархстройнадзор) – немногочисленная структура, отнесённая в ведение государственной экспертизы и занимающаяся, в первую очередь, объектами государственного финансирования. Собственно на частные объекты не хватает ни рук, ни ресурсов. На уровне городских округов работают строительные надзорные инспекции с 3-5 сотрудниками. Плановые и внеплановые проверки (на основе жалоб граждан) проводят МЧС, прокуратура, МВД и ФСБ. Единой государственной структуры надзора за строительной деятельностью и эксплуатацией зданий и сооружений не существует. Добавьте к этому периодические изменения функционального назначения зданий и помещений, особенно общественных (сегодня магазин, завтра офис, а послезавтра – пивбар, и всё это в первом этаже жилого дома), и вы поймёте, что дай бог контролирующим органам справится с документальной стороной, а что там происходит на самом деле, они уже определить не в состоянии. Оказавшись бессильным перед проблемой коррупции в надзорных органах и с благой целью создания комфортных условий развития бизнеса, государство значительно уменьшило количество проверок, ввело надзорные каникулы и предупреждения о проведении проверок, забыв о реальной безопасности граждан.

В рамках отдельной публикации сложно выявить все проблемы в отрасли проектирования, строительства и эксплуатации зданий. Для этого необходима серьёзная работа экспертного сообщества для выработки конкретных предложений по реформированию отрасли в целях обеспечения безопасности людей.

Существуют различные варианты реформирования отрасли – административный, рыночный, сочетание первого и второго. Мы считаем, что процесс должен идти в сочетании рыночных механизмов и мотиваций с обоснованными управленческими решениями.

Позволим привести несколько предложений:

Проектирование. В проектной отрасли необходимо вернуться (как это было в 90-2000-х в архитектурном сообществе) к персональной ответственности за проектные решения, к персональному лицензированию, проводимом Лицензионными палатами по представлению профессиональной общественной организации (Союз архитекторов, Союз конструкторов, Союз инженеров и проектировщиков). Должно проводиться лицензирование на осуществление профессиональной деятельности архитекторов, конструкторов и инженеров. Поверьте, коллеги по цеху способны выработать взвешенные решения и не допустить к самостоятельной работе непрофессионалов, людей с недостаточным образованием и опытом. Эта мера будет способствовать и формированию цивилизованных конкурентных условий на рынке проектирования и, соответственно, повышению качества проектов. Проектные организации будут стремиться иметь в своём составе или привлекать к своей работе как можно большее число лицензированных специалистов, тем самым повышая своё профессиональное реноме, и рынок постепенно очистится от некомпетентных организаций. Объединения профессионалов могут частично нести функции саморегулируемых организаций, не подменяя размытой коллективной ответственностью персональной.

Экспертиза проектов, строительство, ввод и эксплуатация гражданских зданий и сооружений.

В этой области, используя положительный мировой опыт, необходимо перейти к страховому принципу. Для этого необходима и трансформация страхового бизнеса. Да сегодня проектирование и строительство подлежит обязательному страхованию (без договора со страховой компанией невозможно получить необходимые допуски). Но вот, к сожалению, мы ни разу не встречались с представителями страховых компаний ни при проектировании, ни при строительстве объекта. Каким образом они подписывают страховые договоры непонятно. Тем не менее, другие варианты вряд ли возможны, ведь страховщики материально заинтересованы в качестве проекта и строительства. В случае цивилизованной и прозрачной работы страховых компаний они просто вынуждены проводить доскональную экспертизу проектной документации, качества строительства и безопасной эксплуатации. Попробуйте тогда без страховщиков поменять функциональное назначение помещения или материалы при отделке помещения. Инспекторы страховых компаний должны стать, также как налоговая служба, «кошмарным сном» проектировщика, строителя, собственника. К экспертизе могут и должны подключаться банки, кредитующие строительство или развитие бизнеса. При этом, сообщество экспертов, также как и другие профессиональные сообщества, должно формализовать свою независимую деятельность и не допускать в свои ряды людей, купивших лицензию и торгующих экспертным заключением направо и налево. Сейчас образовалась масса частных экспертиз с непонятными специалистами, готовыми выдать положительное заключение даже на телефонный справочник, если он будет оформлен в соответствии с постановлением правительства. И совершенно естественно для страховой компании вести постоянный контроль за эксплуатацией здания и не допускать проблем, ведущих к тяжёлым последствиям. Страховые компании должны также активно участвовать в разработке и совершенствовании нормативной базы в области безопасности.

Да, затраты на содержание зданий увеличатся, это может отразиться на стоимости товаров и услуг, но, с другой стороны, разве мы не несём финансовые потери от последствий чрезвычайных ситуаций? А сколько стоит жизнь людей?

Нормативы. Действующие нормативы в области безопасности довольно жёсткие и и самодостаточные. Однако во многом, фиксируя физические, планировочные и пространственные параметры, они не направлены на комплексное решение безопасности. Необходимо ввести единые подходы к безопасности, независимо от того, какого рода чрезвычайное происшествие произошло – пожар, взрыв газа, химическое отравление или авария инженерного оборудования. Необходим единый открытый документ, включающий все требования по безопасности, в концепцию которого заложено сохранение жизни и здоровья людей и в котором определены параметры безопасного нахождения людей в зданиях. Например, в нормах по противопожарной безопасности нужно прописать такие показатели, как максимальная концентрация дыма при возгорании, минимальный процент освещённости путей эвакуации, время эвакуации. А уже проектом должны предлагаться мероприятия по обеспечению этих показателей, подкреплённые расчётами рисков и моделированием ситуаций. Причём параметры необходимо определять исходя из возможностей наиболее незащищённых групп населения – детей, людей с ограниченными возможностями, пожилых людей. Естественно, все нормативы должны быть обеспечены техническими средствами для их обеспечения. По тем же эвакуационным выходам – существуют двери с устройствами для открывания только с одной стороны, но они естественно, дороже. Если бы такие устройства стояли в Кемерово, то жертв было намного меньше.

И отдельно, по эксплуатации зданий. Современный мир давно выработал простое и действенное средство – соблюдение Инструкции, должностной инструкции. Каждый работник и при приёме на работу, и при исполнении служебных обязанностей, и при возникновении чрезвычайных ситуаций

должен следовать буквам Инструкции, знать, что делать в тех или иных ситуациях. Нашему человеку иногда очень трудно это понять, но без этого нельзя. Следование Инструкции спасло немало жизней в мире.

Что касается инженерного оборудования. При сдаче здания в эксплуатацию, застройщик и специализированные организации должны передавать управляющей компании в задокументированной форме полную информацию о смонтированных системах и их эксплуатации, ремонте и необходимых проверках.

Архитектурно-планировочные решения многофункциональных зданий.

Просматривая страшные кадры, после первого шока, профессиональным взглядом мы видим явные ошибки или непрофессионализм, допущенные при проектировании многофункционального общественного пространства с большим количеством посетителей. Это даже не нарушение действующих норм, это отражение позиции архитектора и проектировщика, полностью зависящего от коммерческого подхода заказчика, от желания заказчика с каждого квадратного метра получить максимальную прибыль простыми средствами. А ведь есть хорошие примеры подобных зданий не только за рубежом. Возьмите всем знакомую «Мегу». Все коммерческие площади выходят в обширные, легко ориентируемые, освещённые естественным светом рекреации, они же эвакуационные пути. Эвакуационные выходы со второго этажа выполнены через наружные лестницы. На самом деле, шведские владельцы считают деньги, наверное, не хуже отечественных предпринимателей. Вопрос как считать. Можно «тупо» каждый метр сдать в аренду, но не получить удобной логистики и комфорта пребывания, а можно увеличить рекреационные площади по отношению к коммерческим, тем самым, за счёт комфортного пространства, увеличить посетительский трафик и время пребывания в комплексе, и, соответственно увеличить ту же выручку. Во многих многофункциональных зданиях применяется приём с центральным атриумным пространством с естественным освещением. В этом пространстве человек легче ориентируется, обозревая весь объём помещения. Все функциональные зоны находятся в зоне визуальной доступности. Информация о любой внештатной ситуации распространяется быстро, даже без специальных технических средств. И конечно, нужны изменения нормативов, в части расположения и эвакуации людей из зальных помещений. Вспомните советские кинотеатры, где выход осуществлялся непосредственно на улицу. Сейчас люди пользуются гардеробом, но в качестве аварийного, необходимо ввести выход из зала непосредственно наружу или на открытую лестницу.

Контролирующие органы. При огромном количестве контролирующих органов различных ведомств от Роспотребнадзора до Нацгвардии, по количеству человеческих жертв при чрезвычайных ситуациях ( особенно при пожарах), Россия находится среди стран даже не 3-го мира. Если мы хотим считать нашу страну цивилизованной – это непозволительно. Контроль в сфере безопасности должен быть комплексным. Могут быть разные варианты, каким образом это реализовать без ощутимых затрат бюджета. И наряду с существующими полномочиями, у надзорных органов должно быть право немедленной приостановки деятельности предприятия, при обнаружении нарушений, при которых эксплуатация здания невозможна. Ведь есть в Правилах дорожного движения пункты, при которых выезд на дорогу запрещён, а ведь риски в эксплуатации общественного здания при определённых условиях намного больше. Для того, чтобы проверки и подобные приостановки не проводились в целях недобросовестной конкуренции или рейдерских действий, необходим контроль со стороны общества через гражданские объединения, политические партии, независимые СМИ. И конечно, также как

персональная ответственность со стороны собственника или арендатора, должна быть персональная ответственность со стороны контролирующего органа.

Это только некоторые предложения по реформированию проектно-строительного комплекса с целью повышения безопасности. Уверены, при более детальном обсуждении в экспертном сообществе будут найдены действенные меры в этой области.

Почему-то, государственные органы (МЧС, Следственный комитет, Прокуратура) очень ответственно и оперативно, с привлечением огромного числа специалистов, техники, не считая затрат, действует после очередной трагедии. По всей стране проверяют подобные сооружения. А следующая катастрофа происходит в другом месте и всё повторяется. Разве полностью безопасны для нахождения людей наши больницы, школы, дома престарелых и сотни других объектов по всей стране? А разве безопасны наши города и посёлки, где человек иногда не может просто пройти по тротуару, потому что его нет, или прогуляться вечером, потому что нет освещения? Эффективность работы МЧС, органов государственного и муниципального контроля необходимо оценивать не только по действиям по ликвидации происшествий (здесь понятная, необходимая, хотя и очень сложная и опасная работа), но и по работе по предотвращению трагических событий. Да это не очень интересно и выигрышно смотрится, этим нужно заниматься каждый день, но без этого проблем по- настоящему не решить.

Чрезвычайные ситуации происходят во всём мире, и в развитых странах и не очень. Вопрос в отношении общества к этим событиям – или мы пережили трагедию и забыли, или всё-таки сделали всё необходимое, всё, что в наших силах для предотвращения будущих жертв, для безопасной и счастливой жизни наших детей.

Несомненно, остро назрели серьёзные изменения в сфере безопасности людей. И проводить их необходимо немедленно.

Главный архитектор ООО «Архитектурное ателье «РИМ»

Почётный архитектор России Кулагина О.Р.

Директор ООО «Архитектурное ателье «РИМ»

архитектор Фрейдин О.М.

Яндекс.Метрика